Привет! Вы в блоге винного проекта Invisible.ru

Мы помогаем всем, кто хочет начать разбираться в вине. Здесь – рассказываем о нем, просто и весело.
А еще мы собираем сеты из самых лучших, проверенных бутылок, на разные поводы и бюджеты. Зарегистрироваться и посмотреть на нашу работу можно здесь. Ага, понятно!

Как Инвизибл на винный конгресс ходил

inv_simple_high_fb


Нас часто приглашают на разные мероприятия: поучаствовать в дегустации, или пообщаться с производителями вина и проникнуться их философией, или послушать представителей отрасли.
Недавно вот побывали на конгрессе одного из крупнейших российских импортеров вина — компании Simple. Послушали, законспектировали.

В анонсе пообещали кучу интригующих тем, например, «Какое вино будут пить наши дети?» или «Винная мода глазами негоцианта». Рассказано тоже было много, все мероприятие целиком можно посмотреть на видео. А для тех, кому смотреть скучно, заготавливаем пересказы каждой части и начинаем с того, что было заявлено как Public talk «Тренды vs. классика. Какое вино будут пить наши дети?»

Этой беседе предшествовали два доклада подряд, так что организаторы решили немного вдохновить публику дегустацией игристых. А еще в фойе выстроилась очередь на тайное голосование: в закрытой будке (как на выборах президента страны, только вместо ручки и бюллетеня — бокалы) предлагали попробовать два разных белых и проголосовать за понравившийся вариант. Заодно раздали пресс-пакеты с фирменными блокнотами и трогательной миниатюрой водки Онегин.

22496407_1603999786330450_240373432397581501_o

Ну а потом дискуссия началась, вот тут список участников, а ниже будет конспект нашего человека.

Анатолий Корнеев — вице-президент Simple,

Евгений Богданов — президент Московской ассоциации сомелье и эксперт Simple,

Сандро Хатиашвили — преподаватель школы Энотрия,

Александр Рассадкин — в прошлом эксперт Симпла, а сейчас — президент Петербургской ассоциации сомелье,

Михаил Волков — основатель проекта Настоящее вино и владелец ресторана WINIL,

Влада Лесниченко — независимый винный эксперт,

Биссо Атанасов — основатель винодельни La Bioca в Пьемонте, популярный винный блогер,

Антон Панасенко — сомелье, совладелец клубных винотек Tre Bicchieri (ссылку здесь не даем, заведение закрытое, и попасть туда можно только по рекомендации завсегдатаев),

Владимир Басов — глава компании Real Authentic Wine,

Павел Швец — основатель модного винодельческого хозяйства UPPA Winery в Севастополе.

Новый год и сабля

Какое вино уважаемые эксперты будут пить на предстоящий Новый год — был первый вопрос от модератора. У большинства в планах предсказуемо оказалось шампанское, желательно с годом на этикетке (оно же миллезимное). Один из спикеров рассказал, что берет сразу пару ящиков, «чтоб не жалко было открывать саблей». Еще нашлись любители белого бордо («Интересно, как это будет сочетаться с оливье…») и водочки.

Выпил и не умер

Потом прошлись по критериям плохого вина. Все единодушно сошлись во мнении, что плохого вина не бывает, бывает испорченное. Кто-то тем временем пошутил, что плохое вино — то, которое быстро кончилось. Еще плохим назвали вино, «которое сделано без любви», «не доставило удовольствия», «было сделано нечестно». Завершили раунд суровым «в России если выпил и не умер — вино хорошее».

22495998_1603999932997102_4451092069315872330_o

Иезуиты и кайф

Следом логично прилетел вопрос: а что же тогда хорошее вино? Эксперты рассказывали, что это вино, «которого хочется еще», «доставляет удовольствие», «без изъянов, а способ производства не важен; например, не важно же, иезуиты, православные или католики — все равно все верят в бога, так и с вином», «которое нравится лично мне», «за которым не говорят», «если есть кайф». И таинственное «живое вино».

Любовь и проводницы

Тут модератор свернул в практичное русло и спросил, как выбрать это самое хорошее вино. Способов оказалась масса: нужно искать того, кто научит, а еще лучше — сразу идти в школу сомелье («там и проводники, и собутыльники найдутся»). Кто-то делился личным опытом и советовал перепробовать как можно больше вина и там уже понять, что из него стоящее, а что нет. Следующий эксперт заявил, что главное — правильный настрой: как можно больше интересоваться вином, ходить на всевозможные дегустации и читать побольше профессиональной литературы и блогов. Тут же выяснилось, что у одного из участников, по его словам, «проводников было много». В ответ на шутку из зала «А проводниц?» он скромно промолчал. Но заметил, что «в винном мире нужно сначала искать проводника, потом менять проводника, и, наконец, самому становиться проводником».

22467608_1603999539663808_4158376343121298261_o

Бургундия и физкультура

Следующий вопрос — что не так с рынком в РФ? — видимо, наступил на больную мозоль. Спикеры стали наперебой делиться проблемами профессии. В частности, жаловались на маленькие зарплаты и низкий уровень культуры у большинства рестораторов, непродуманное законодательство (кто бы спорил), и то, что качество российского вина держится на уровне только благодаря импорту. Мелькнула мысль, что российскому вину нужно больше индивидуальности — потому что на нашем рынке все очень скучно и однообразно. Еще кто-то подметил: «Однажды мы попробовали Бургундию и зазнались. Да, пока у нас ребеночек-аутист (российское вино), но мы же можем с этим бороться, вон сколько сейчас методик: терапия, массаж, лечебная физкультура, в конце концов».

Зависимость и дойные коровы

Много говорили о ценообразовании и судьбе сомелье в России. Эксперты сетовали на зависимость от поставщиков: «Они сомелье в поездку свозили, теперь он должен поставить в карту это вино, и неважно, вписывается оно в концепцию или нет». А еще на то, что сомелье, кроме скидок, мало что интересует: «Все смотрят на поставщика, как на дойную корову». Тем временем эксперт из Краснодара отметил: «Вообще-то мы хотим, чтобы вина в России пили больше. Значит ориентироваться надо на потребителя, а не на зарплаты сомелье, рестораторов и отношения с торговыми компаниями». Все покивали, и тема сменилась.

Дети и сидр

Про детей — собственно, тему дискуссии — все-таки вспомнили. Одна из экспертов рассказала, что, когда они с мужем начинают обсуждать вино, их взрослый сын говорит: «Да ну вас, пойду сидра себе куплю, потому что вино для меня — это слишком сложно».